?

Log in

No account? Create an account
Брак, как говорят марксисты, это одобряемая властями форма проституции. А секс вне брака не одобряется властями. Мужчина, лояльный к властям, хочет формализовать секс через брак, и считает жену своей личной проституткой. Лояльную женщину это устраивает, поскольку власти дают высокий статус жене богатого мужчины. Если ей потом удастся грамотно развестись, то она получит долю его денег.
Власть - это умение одних заставить других соглашаться со своим мнением.
Apple: у вас нет отдельных фотоаппарата, магнитофона, диктофона, телевизора, компьютера, ключей, часов, будильника, записной книжки, денег и напоминалки. Можете теперь всё это добро потерять одним куском: очень удобно.
Благо или проклятие

Отказ государства от своих базовых обязательств перед населением вызван совершенно объективными причинами, которые возникли в современной России.

Совсем недавно вице-премьер Гордеев назвал ключевой проблемой России «ресурсное проклятие» - народа мало, ресурсов много. Парадокс в том, что «проклятие» одновременно является и благом. Как к нему подойти.



Россия обладает приблизительно пятой частью всех мировых природных ресурсов. Всех — минеральных, ископаемых, биологических. Суммарно. По некоторым позициям российские запасы вообще первые в мире. И это не считая территории — тоже самой большой в мире. При этом на этой территории, на которой и расположена пятая часть всех мировых запасов, проживает всего 2 процента мирового населения.

В разные эпохи было по-разному, соотношения менялись, однако общая логика оставалась прежней: слишком многим владели слишком немногие. Не зря бывший госсекретарь Олбрайт сказала, что Россия «несправедливо» владеет Сибирью — с ее точки зрения справедливость выглядит несколько иначе, чем с нашей.

Собственно, и в далекие-предалекие времена ситуация была практически аналогичной: когда в Европе закончились леса, и наступили тяжелые времена сильнейшего дефицита основного энергоносителя (а это привело к тому, что европейцам пришлось надолго забыть о гигиене, банях, элементарной санитарии, а это в свою очередь привело к чудовищным чумным и иным эпидемиям, выкашивающим континент целыми странами), в России с лесом все было в полном порядке, что создавало свои проблемы: от безысходности европейцы были вынуждены уходить от подсечно-огневого земледелия, развивать новые технологии, а в России вплоть до 20 века в отдельных местностях крестьяне практиковали прадедовские практики ведения хозяйствования. Изобилие стояло на пути к прогрессу стеной — это и есть одна из граней ресурсного «проклятия». Второй гранью, безусловно, была перманентная агрессия соседей на этот край изобилия, что и привело к созданию угрюмой стратегии обороны от всех.

В определенном смысле Россия чем-то похожа на Ирак. Ирак — благословенный край Междуречья. Джазира (остров) как называют его арабы. В окружающем свирепом полубезжизненном пространстве Джазира всегда привлекала орды завоевателей, и ментальность иракцев (точнее, жителей Междуречья) была сформирована простым правилом: убей чужака. Выдающийся российский востоковед Георгий Мирский писал об Ираке (цитирую по памяти): самыми жестокими среди арабского населения Ближнего Востока всегда считались и были иракцы. Абсолютное пренебрежение к человеческой жизни — норма выживания в благословенном крае, убить пришельца означало выжить самому и дать выжить семье и будущему — детям. Соответственно, иракское общество всегда пребывало в состоянии тотальной мобилизации и готовности дать отпор, а малейшее нарушение дисциплины и ослушание каралось немедленно и одним-единственным образом — смертью.

Россия, которая точно так же была целью сотен и тысяч набегов и завоеваний на протяжении всей своей истории, закрепила в ментальности полное равнодушие и пренебрежение к человеческой жизни — в первую очередь своих собственных людей, так как в краю изобилия «бабы всегда нарожают», но главное — Россия всегда попадала в ситуацию, когда жизнь одного не значила вообще ничего в плане выживания всех. Зачастую героизм и самопожертвование были единственным способом спасения всех. В этом смысле героизм Матросова или Ивана Сусанина и безвестного смертника на «шахид-мобиле» имеют общую природу — только твоя смерть способна дать жизнь и победу остальным. И никак иначе.

Поэтому первой и на долгие столетия единственной стратегией выживания России была оборона. Круговая оборона ото всех. Что, в общем-то, было стратегией поражения: нет такой крепости, которую нельзя было бы взять. И монгольское нашествие — нашествие людей, еще более равнодушных к чужой и собственной жизни — в конечном итоге сломило стратегию России. Есть разные версии тех событий, но факт в том, что поражение Леса перед Степью показало критическую уязвимость стратегии тотальной обороны.

Московская Русь сделала выводы из стратегического поражения от татаро-монгол, но сделала их снова в том же ключе: еще более беспощадно относясь к собственному населению, гораздо хуже, чем к любому врагу. Бей своих, чтобы чужие боялись. Какое-то время это работало, и даже помогло победить Московской версии Руси две другие, существовавшие с ней параллельно: Великий Новгород и Великое княжество Литовское. Трудно сказать, что было бы с Россией, победи в борьбе друг с другом одна из этих двух версий, но так или иначе, победила самая дремучая и не делающая выводов из прошлых провалов — Московская.

В конечном итоге это привело Россию через четыре сотни лет к новому стратегическому поражению: она самоликвидировалась, не выдержав конкуренции с молодым и хищным капитализмом, который попросту схарчил дремучую Россию. Все то же «ресурсное проклятие» - когда всего в избытке, зачем куда-то спешить и догонять? Но история стала закручиваться во все более тугую спираль, времени на каждую раскачку оставалось всё меньше, отставание России стало приобретать фатальные формы, что в конечном итоге и привело к её краху.

Собственно, и Советский Союз был вынужден бороться за существование в рамках прежней парадигмы — вокруг враги. Советские руководители тоже сделали выводы — не цивилизационные, а сугубо прагматические, текущие. Все так же рассматривая людей, как быстровосполнимый ресурс. В рамках оборонной стратегии человек был инструментом обороны — в этом заключалось его главное предназначение. Во времена князей, царей и генсеков.

Ситуация внезапно изменилась после войны. Впервые за всю историю вокруг коренной территории возник не санитарный кордон и плацдарм, откуда враг планировал очередную войну, а союзная территория. Что привело к принципиально новой стратегической ситуации.



Появилась новая стратегия. На базе сверхидеи (а коммунизм был именно сверхидеей, носившей наднациональный и даже надцивилизационный характер) появилась новая доктрина: доктрина совместного развития. Внезапно оказалось, что ресурсное проклятие может стать ресурсным благом. Если в рамках оборонной стратегии дефицит людей вынуждал бросать все силы на оборону ресурсной территории, то создание пояса союзников позволило тратить ресурсы совместно, обеспечивая общее развитие. Развитие потребовало принципиально иного отношения к суперресурсу — человеку. Развитие требовало не только солдат и генералов, но и инженеров, ученых, писателей-поэтов. 60 годы стали в советской истории «золотым десятилетием», когда казалось, что был найден новый прорывной путь.

Именно эти годы, куда вошла и первая половина семидесятых, стали годами расцвета советской фантастики, которая выполняла важнейшую общественно-философскую функцию: поиск и формулирование нового образа будущего.

Коммунистическая идея действительно стала глобальной, приобретая все признаки мировой надцивилизационной. Впрочем, любая мировая религия — тоже надцивилизационная идея, которая приобретает в рамках разных цивилизаций свое собственное прочтение, адаптируясь и изменяясь сообразно местным условиям. Так и коммунизм получил целый ряд «ответвлений» и «версий» - советскую, китайскую, европейскую, латиноамериканскую, арабскую или африканскую. Капитализм терпел стратегическое поражение — ему нечего было противопоставить новой стратегии общего развития, за которой стоял мощнейший ресурсный потенциал Советского Союза, а прирастая территориями, коммунистический блок стал обладать и большей частью мирового населения, и почти двумя третями мировых запасов природных ресурсов.

Но главное — из сугубо прикладного человек стал ключевым ресурсом развития. Именно поэтому образы будущего и миры Стругацких, Ефремова, Казанцева, Лема — это в первую очередь человек творческий, творящий. Отбросивший идею потребления в пользу идеи творения.



Но, как всегда и бывает, стремительное развитие привело к обратному результату: возможностей для реализации было значительно больше, чем способности к ней. Ни личная, ни тем более коллективная психика оказались не способны в течение жизни одного поколения преодолеть установку от тотальной обороны к тотальному гуманизму. И произошел откат, причем как обычно, гораздо более глубокий, чем та точка, с которой и началось движение вперед. Чем больше шкаф — тем сильнее грохот от его падения.

Новая и пока еще хрупкая система не выдержала, победу одержало то, что было в образе будущего рудиментом и прахом, который вроде бы уже отряхнули с ног. Собственно, первой слабину дала элита, которая совершенно не понимала, как ей управлять новым миром с новыми блестящими возможностями и перспективами, а потому объективно была вынуждена возвращаться к старым и проверенным методам и практикам.

(Кстати, сейчас происходит аналогичный процесс с информационным миром. Нигде и никто не понимает, как управлять миром (или хотя бы социальным субъектом — локальным или кластерным), в котором свобода получения и распространения информации является естественным правом. В итоге все без исключения страны (включая и страны демократии, где понятие свободы реально существует) предпринимают шаги по «закрытию» интернета и постановке его под контроль, и естественно, что с каждой новой итерацией контроль становится все более жестким, так как свобода — это триггер. Она или есть, или ее нет совсем. Немножко ее не бывает. Проблема двусторонняя - государство не знает, как управлять, люди не знают, как пользоваться этой свободой.)

nos-inet-1

В итоге стратегия общего развития проиграла. В этот раз проиграла. Мы оказались не готовы к ней, хотя опыт получен, конечно, колоссальный.

Для России, осколка СССР, проигрыш стратегии общего развития неизбежно означает возврат к прежней модели: «Кругом враги». Модели, отягощенной дополнительным негативным фактором, который может стать фатальным для нашей страны: элитой «молодой тридцатилетней России» стала уголовная братва. Захватившие власть сверху донизу выходцы из преступного мира, по природе своей враждебные окружающему их пространству, получили ко всему еще и объективную необходимость к возвращению к парадигме тотальной обороны.

Мы снова вернулись к ситуации, в которой человек из инструмента развития стал инструментом обороны. Правда, теперь ему предназначена судьба обороны не страны, а общака бандитской власти, которая присвоила в личное пользование и собственность все природные ресурсы страны, которые теперь отчуждены от народа. Соответственно, отношение к человеку стало прежним — теперь это расходный материал. Что подразумевает простое отношение — использованный ресурс должен быть максимально быстро утилизирован в целях экономии скудеющего ресурса обороны. Руководство России в рамках подхода «Кругом враги» логично довели дело до того, что врагами стали свои собственные люди, волею случая ставшие жителями соседних новых и в общем-то, нежизнеспособных стран. Санитарный кордон теперь строится по нашей собственной территории. Здесь и полная некомпетентность в вопросах политики и госстроительства уголовников, случайно оказавшихся нашими правителями, и объективные обстоятельства — в общем, адская смесь катастрофических последствий стратегического поражения, которое мы потерпели в начале 90, поражения нелогичного, но вполне объективного.



Именно поэтому правящая уголовная братва во главе с выступавшим сегодня докладчиком заинтересована в ликвидации лишних ртов, непригодных для охраны и обороны украденной у народа собственности. Умри быстро — теперь так звучит основная линия отношения к населению России.

Нам предстоит тяжелый и долгий путь вперед и вверх по спирали. Когда снова, на новом уровне, будет востребована идея совместного и общего развития на основе мощнейшего ресурсного потенциала России. Когда психологически будет заново упакован смысл кооперации и взаимной обороны-развития окружающей нас территории. И только тогда человек снова превратится из ресурса в творца. Пока же — увы, мы просто расходный материал. И даже когда воровской режим Путина будет сметен историей (а это неизбежно в любом сценарии), нам предстоит еще достаточно долгий период мобилизации, восстановления разрушенного преступниками, создания новой сверхидеи, способной провести новую сборку дружественного пространства вокруг нашей территории.

И вот тогда проклятие снова станет благом. Но не раньше.
https://zen.yandex.ru/media/el_murid/blago-ili-prokliatie-5b8719bb6be55000aa40b581?from=editor
Наша Таня горько плачет,
Довыёбывалась, значит!
Дело в том, что Освенцим взяли советские войска, и его архивы не были уничтожены, а хранились в Центральном государственном особом архиве СССР. В перестройку в этот архив допустили журналистов и те, просмотрев их и не подумавши, успели сообщить следующее: «Но дожили мы, слава богу, до гласности. Прошлым летом были извлечены из недр архива, правда с превеликим трудом, освенцимские Книги смерти с фамилиями семидесяти тысяч узников из двадцати четырех стран, погибших в лагере уничтожения». Э. Максимова, «Пять дней в особом архиве», «Известия», N49, 1990. То есть, за пять лет существования в системе трудовых лагерей Освенцима умерло всего 70 тысяч человек всех национальностей .

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner